Deutsche Telekom IT Solutions

RU EN

Поиск

Меню

Евгений Калабин: "Оглянись, и ты поймешь: вокруг тебя целая Вселенная "

19.03.2021

15 марта 2004 года Женя Калабин, аспирант, только что вернувшийся после работы постдоком в Корее, устроился в маленькую компанию, в которой работало 37 человек.



За эти годы Женя прошел путь от инженера-программиста до People Unit Lead в чаптере Facilitator, успел поработать в самых разных проектах и побывать в самых разных ролях. Мы поговорили с Женей, чтобы узнать его историю в Т длиною в 17 лет.

О карьерном пути

Я строил свою карьеру в академической среде: учился в аспирантуре по моделированию и дискретной математике, был постдоком в Корее. Но по возвращению оттуда я решил не продолжать преподавание в университете, а пойти в бизнес.

Тогда в нашей компании как раз запускалось новое направление: у немецких коллег были совершенно новые технологии – BMC ARS, но никто не понимал, каких людей нужно брать, потому что в России абсолютно никто еще не умел работать.

Спустя несколько лет все специалисты, которые могли работать с ARS, были изначально обучены нами. Эти проекты до сих пор разиваются.

В роли программиста я пробыл всего два года, затем стал руководителем проекта. Тем временем, штат компании стал быстро расти, и тогда же появилось новое направление в программировании – тестирование. Представьте, только в 2009 году люди дошли до того, что для тестирования программ нужны отдельные специалисты!




Тестирование начало очень активно развиваться у нас в компании и в моем проекте. Мы наняли тестировщиков, и работать стало очень весело! В то же время мы стали выяснять, как ставить команде из тестировщиков и разработчиков цели, чтобы объединить их в борьбе за качество продукта.

Семь лет проработав в одном проекте, я стал рваться из него: там было классно, я побывал в разных ролях, но хотелось уже чего-то нового. Так я начал работать в проекте с австрийцами, и мы стали работать по Agile. Я благодарен им за то, что тогда они сказали: «Мы наняли тебя, и теперь ты должен говорить, как мы будем работать».

Дальше была пара жестких проектов по transition из Германии в Россию, где я сильно прокачал свои скиллы. Люди боролись за рабочие места, а я должен был говорить: «Извините, ребята, ничего личного, но вы должны сейчас обучить новых специалистов и отдать им свой проект».

Мы быстро росли и в какой-то момент поняли, что PM уже не может за все отвечать, и тогда появились PMO и Program Manager – человек, который отвечает за несколько проектов. Я встал на эту ступеньку и стал руководителем направления.

И  в это время произошел переломный момент: моей семье крайне не подходил петербургский климат, и мы были вынуждены уехать из города. Я пошел к моему руководителю, Паше Строкану, чтобы поговорить о том, что мне делать: Program Manager – это административная должность, связанная с огромным количеством бумажной работы, которую я физически не смог бы делать в другом городе. Я уже был на грани увольнения, но Паша сказал мне: «Не переживай, работа для тебя найдется и без бумажной волокиты» и предложил поменять роль. Так я стал заниматься кросс-проектными активностями: следил за развитием проектов, консультировал, помогал – было весело! А потом пришел тотальный Agile, и начались уже другие развлечения.



Сейчас в Телекоме мы переходим из линейной организации в матричную, и я подался на People Unit Lead в чаптер Facilitator, с 1 апреля начинаю работать в этой роли.

О комьюнити

Мне всегда самому нравилось учиться, и я стремился к тому, чтобы люди вокруг меня тоже учились. Мы с коллегами много раз пытались что-то запустить, и так родилась Agile Академия. Мы ставили себе челленджи: например, получить сертификат PMP, и вместе готовились и сдавали его. Так же появилась и PM Академия, из которого получился наш PM-клуб, где мы собирались, в неформальной обстановке обсуждали работу, сплетничали...Сейчас PM Академии уже нет, так как в Телекоме из-за Agile-трансформации больше нет такой роли, как PM. Но у нас есть ламповое SPC community, к которому можно присоединиться, чтобы пообщаться с единомышленниками.

О языках

Мой основной рабочий язык – английский. Я учился на английском языке, и в работе большую часть времени использую его и чувствую себя вполне комфортно. Но моя первая заграничная командировка началась с того, что английский мне никак не помог.

Пока я летел в самолете, немецкие коллеги решили перекинуть меня из одного проекта в другой, в тот, в котором ни один человек не говорил по-английски – а я не говорил по-немецки. В итоге 4 недели я сидел с русско-немецким разговорником и общался с коллегами практически на пальцах – никаких онлайн-переводчиков и смартфонов и близко не было. После этой командировки я начал учить немецкий! Спустя эти годы я все понимаю, но сказать могу только под пиво



О том, как не заскучать

17 лет – вроде бы целая жизнь. Каждый год – новые челленджи, новые роли. Конечно, было несколько моментов, когда я чувствовал, что застоялся и нужно что-то менять. Но каждый раз я находил что-то новое и интересное для себя.

Люди по-разному строят карьеры. Кто-то получает новую должность, меняя компанию, потому что иногда так проще. Мне всегда было комфортно работать в нашей компании: у нас есть настоящая внутренняя культура, и мы развиваемся вместе с ней. Несмотря на то, то сейчас нас очень много – больше двух тысяч человек! – я все равно ощущаю эту атмосферу дома. Я знаю, что в какой бы отдел я ни зашел, там мне помогут и поддержат.

В то же время я постоянно жалею, что в сутках всего 24 часа: у нас так много челленджей, так много проектов и начинаний, комьюнити, где можно себя применить и сделать что-то полезное и инетресное.

Если заскучаете и поймете, что начинает пропадать огонь, что теряете мотивацию, не замыкайтесь только на своем проекте. Оглянитесь: вокруг вас целая Вселенная!